Рассказы о зимующих птицах для детей 2 - 4 класса

Подборка рассказов про зимующих птиц для детей дошкольников и для начальной школы (1 - 4 класс). 

СТАЯ ПТИЦ ПОД СНЕГОМ

Скакал заяц по болоту. С кочки на кочку, с кочки на кочку, да — бух! — сорвался и в снег по самые уши.

И чувствует косой: под ногами у него живое что-то шевелится. В ту же минуту из-под снега кругом него с громким хлопаньем крыльев пошли вырываться белые куропатки. До смерти перепуганный заяц кинулся назад в лес.

Оказалось — целая стая белых куропаток живёт в снегу на болоте. Днём они вылетают, ходят по болоту, клюкву выкапывают. Поклюют — и опять в снег.

Там им тепло и безопасно. Кто их под снегом заметит?

В. Бианки

***

Мать и кормилица.

На лесной поляне растёт огромная старая ель. Её вершина высоко поднялась над другими деревьями, будто смотрит через их головы куда-то вдаль, на холмы и долины, на поля и луга... на бескрайний простор родной земли. Кто знает, сколько лет этому дереву: может, двести, триста, а может, и больше.

Когда-то давным-давно эта ель была не одна посреди поляны, а в тесной семье таких же молодых ёлочек, как и она сама. Все они росли дружно, крепко прижавшись друг к другу.

Так проходили годы. Ели разрастались, мужали. Их уже нельзя было назвать молодыми. Стволы у них загрубели, покрылись твёрдой шероховатой корой, а нижние сучья засохли, пообломались, оставив после себя узловатые выросты.

Но далеко не все ёлочки дожили до этого возраста. Многие из них давно уже зачахли, погибли, зато те, что остались, шире раскинули ветви и всё выше и выше поднимали к небу свои вершины.

Ветви соседних деревьев почти смыкались друг с другом, поэтому на земле под ними всегда, даже в жаркие летние дни, было сумрачно и прохладно. Там не росли ни травы, ни цветы, а всю землю будто ковром устилал влажный мох.

...Наступила зима.

Голодно стало в лесу. Где же раздобыть еду тем, кто не улетел в южные страны и не заснул на всю зиму глубоким сном?

Выскочила на лесную поляну пушистая белка, взглянула зорким глазком на старую ель: «Сколько чудесных шишек висит на концах её ветвей! В них, наверное, спрятаны вкусные семена». Мигом забралась белка на дерево, взяла шишку в передние лапы и принялась за еду.

И пёстрый дятел из леса прямо к высокой ели — тоже спешит за шишками. Выбрал, какая поплотней, порумяней, сорвал своим крепким клювом и обратно в лес полетел к заветному дереву.

Улетел дятел в лес, а у ели уже новые гости. Целая стайка клестов с весёлыми криками опустилась на ветки дерева.

Немало лесных обитателей кормит зимою старая ель, большую пользу лесу приносит. Значит, недаром висят на её ветвях тяжёлые грозди созревших шишек, недаром под их чешуйками кроются вкусные семена., Старая ель — это кормилица многих птиц и зверей.

По Г. Скребицкому.

***

Снегирь.

Ты знаешь, многие птицы с наступлением холодов улетают на юг. А есть и такие, что прилетают к нам только зимой. И называются они «снегири», потому что появляются у нас вместе со снегом. Что за странное желание — жить у нас зимой, когда здесь холодно и все птицы уже давно на юге? Но дело в том, что наши леса для снегирей уже «тёплые края»: летом они живут гораздо севернее, там, где очень сильные морозы.

Узнать снегирей легко. Их красные грудки, голубовато-серые спинки, чёрные бархатные шапочки и крылья хорошо заметны на фоне белого снега.

Снегири — птицы солидные. Не торопясь перелетают они небольшими стайками с дерева на дерево, вежливо уступая самкам (которые окрашены так же, лишь грудь буровато-серого цвета) лучшие грозди рябины.

Когда зазвенит песня зяблика, снегири уже будут далеко на севере — на родине. Совьют там гнёзда, выведут и вскормят птенцов. А поздней осенью или в начале зимы снова раздастся их низкий звонкий посвист: «Жю... жю... жю...— мы прибыли!»

Добро пожаловать! У нас в лесу всегда рады гостям.

Ю. Дмитриев.

***

Весне навстречу.

Был самый разгар зимы. В лесу от мороза трещали деревья. По утрам солнце вставало красное, как начищенный медный таз. Оно поднималось невысоко над горизонтом и почти не грело землю. Кусты и деревья покрывал белый сверкающий иней, а небо походило на синий застывший ледок. И на нём ещё ярче рисовались серебряные вершины деревьев.

В заколдованном царстве деда-мороза всё было красиво, но безжизненно. Звери попрятались от холода в норы, в логовища, насекомые забрались в глубокие щели и заснули там непробудным сном. Одни только птицы летали по полям и лесам, стараясь разыскать хоть немного корма. Они нахохлились и молчали.

Но вот однажды в лес прилетели весёлые, шумливые птицы — клесты. Ростом они были покрупней воробья и одеты гораздо наряднее. У самочек пёрышки были зеленоватые, а у самцов — с оранжево-красным отливом. Но самое удивительное, что сразу поражало в наружности клестов,— это их клювы.

У разных птиц клювы бывают различной формы.

У синицы он тоненький, как иголочка; таким клювом очень удобно вытаскивать жучков из узких щёлок, У дятла клюв крепкий, короткий; хорошо им долбить кору, добывать из-под неё жуков-дровосеков или расклёвывать хвойные шишки. А вот у ястреба или у коршуна клюв острый, загнутый вниз. Это хищные птицы. Своим крючковатым клювом они ловко хватают добычу и разрывают её на куски.

У птичек клестов клювы были совсем удивительной формы — тоже острые, крючковатые, но только загнуты не книзу, а в разные стороны: верхняя половина клюва изогнута в одну сторону, а нижняя — совсем в другую. Такой необычный клюв больше всего походил на кривые щипцы.

— Ну и носы! — удивлялись, глядя на клестов, щеглы и синицы.— Как же ими клевать корм или долбить что-нибудь? Вот уж уроды!

Но кривоносые птицы не унывали. Наоборот, в хмуром зимнем лесу они чувствовали себя как нельзя лучше. Перекочевали они в тот лес с далекого Севера — из тайги. Там, в тайге, ещё холоднее и ещё меньше корма. Прилетев на новое место, клесты прежде всего уселись на вершины сосен и елей.

— Ой, сколько здесь спелых шишек!— радовались они.— Какие вкусные в них семена! Вот где раздолье!

Хорошо жилось птицам клестам в новом лесу: шишек вволю! Так и остались они там зимовать.

По Г. Скребицкому.

***

Гвоздик.

Лес в дрёме по-зимнему спит, заколдованный стужей и снегами. И веет от него светлой печалью и покоем...

Улетели лебеди далеко-далеко. И могучие орланы — великаны птичьего мира — покинули скалы и сухостойные сосны, откуда подкарауливали добычу. Ни крылья не прошелестят, ничей звонкий голос не нарушит зимней дрёмы...

Но остались с нами корольки!

Королёк — малютка, весь-то со стрекозу, да хвойные ели ему дом родной.

Бесшумно перепархивает королёк по веткам, словно с этажа на этаж. Теребит висячий мох, отколупывает чешую с сучьев, и жёлтые пёрышки на голове его как золотая корона.

Неугомонен, деятелен королёк — неспроста он прозван в народе «гвоздиком». Подлинно гвоздит: для всякой щёлки, куда бы ни спрятались мошки и паучки на зиму. По миллиону вредителей леса уничтожает он в год.

Ветер сдувает королька с вершин елей, снегом засыпает пурга, пробирает насквозь мороз... Не сдаётся упрямый, несёт вахту в хвойном море лесов.

По И. Полуянову.