Жатвенные песни

Жатвенные обряды заключали летний цикл. Начало и конец жат­вы сопровождались особыми обычаями, обрядами и песнями. Жатвенный обрядовый комплекс растянут по времени и приурочен к пограничью двух сезонов. Связано это с тем, что уборка озимых (рожь, пшеница) приходится на летнее время, а яровые (овес, ячмень) убирают уже осенью, поэтому некотрые исследователи отно­сят его уже к осеннему циклу (В. И. Чичеров).

Обрядовые действия сопровождали жнивные (жатвенные) песни. Исследо­вателями уже было отмечено, что песни, специально связанные со жни­вом (сбором урожая), были встречены только в некоторых местах бывшей Архангельской губернии, на Псковщине и главным образом в районах Смоленщины, граничащих с Белоруссией и Украиной. Среди восточнославянских на­родов этот жанр более всего известен белорусам.

Смоленские же земли являются по сути дела восточной окраиной ареала жатвенных песен. Бо­лее того, зафиксированные здесь напевы представляют собой местные версии основных песенных типов жнива, бытующих в Белоруссии. Вы­деляются три группы жатвенных песен:

  • 1) зажиночные, исполняемые в первый день жатвы;
  • 2) песни собственно жатвенные, сопровождавшие трудную уборочную работу жней;
  • 3) обжиночные, или дожиночные, ис­полнявшиеся по окончании всех работ.

Первый раз жатвенные песни начинали звучать на зажинках и ис­полнялись в течение всего периода уборки хлебов. На севере Смолен­щины было не принято петь во время работы на поле.

Значительное место среди собственно жнивных песен занимают обрядовые лирические песни на семейные темы. В них наиболее ярко отражено предвзятое отношение семьи мужа к молодой невестке. В одной из песен женщина желает смерти свекру и свекрови:

Убей, Боже, свекра на постельке, свекрову ли печки.

Основным принципом организации этих песен является синтакси­ческий параллелизм с противопоставлением родного и чужого дома:

Я у татки жила, двадцать лет летовала, я й горя не знала.
Як я у свекорки один год годовала, все горе узнала...
Я у татки жила — хлеб-солю я ела, на работе песни пела.
Як я у свекорки — мед-вино не пьется, а на сердце пякется.

В зачине многих жатвенных песен показан образ жаркого пред­закатного солнца и мотив отправления после тяжелой работы домой:

А солнушко за бор, за бор,
А солнушко за бор, за бор.
Пора, жнеюшки, домой, домой.

В обрядовых  песнях жатвы эти начальные формулы выполня­ют сигнальную функцию. Произнесение формулы «Пора-пора домой идти» означает окончание работы, она имеет значение и для участни­ков жатвы, и для всей общины (дома слышат пение и готовят ужин - «вечерю»). Формула «Солнышко за лес катится» также означает регламентацию времени работы с позиции традиционного сознания: день - время живых, ночь - время мертвых.

Поэтика жнивных песен тяготеет к развернутым олицетворени­ям. Песни говорят о ржаном колосе, о самом поле как о живых су­ществах. Антропоморфные черты убираемых хлебов представлены во многих песнях.

Чаще всего жатвенные песни (вне зажиночного и дожинального обрядов) исполнялись по дороге домой после тяжелого трудового дня.

Жатвенные (жнивные) песни - примеры, названия, тексты, слова.

Жну я, молода, жну я, тороплюся...

Жну я, молода, жну я, тороплюся,
Да назад поглядаю, да назад поглядаю:
Много ли нажала, много ли нажала?
А придешь домой ни к татке, ни к мамке,
К свекору, к свекрови, к свекору, к свекрови.
Не пытают: болит ли середина,
Ломят ли белы рученьки, ломят ли белы рученьки?
А спытают: много ли нажала,
Далеко прогнала, далеко прогнала?

Пора, бабки, во двор...

Пора, бабки, во двор.
На дворе не рано,
У меня мати чужая.
Я в двор не пойду
- Тута заночую,
Журбы не почу[ю].
Буду ночевать
В темненьком лесе,
Под белой березой.
Буду проклинать
Свекора, свекровку,
Деверя й золовку.
Побей, боже,
Свекорку в поле
Да сохами-боронами.
Побей, боже,
Свекрову ли печи
Кирпичиной в плечи.
Побей, боже,Деверьку в дорозе
На лютом морозе.
Побей, боже,
Золовку в таночку,
В червоном веночку.
Побей, боже,
Милого ли стола
Мягкими пирогами.

А ты, солнце, солнце красное...

А ты, солнце, солнце красное,
Чего рано за лес катишься?
А я к своему татке в гости йду
Через три луга зеленые,
Через три реки студеные.
Иду-иду да[й] пристаиваю.
А мой татка у воротиках стоит,
Моя мамка у окошечко глядит:
- Чего, чадо, запозднилася,
Ти травкою ты припутана,
Ти росою ты примочена?
- Припутана дробными детушками,
Примочена горькими слезами.

И говорило аржаное жито...

И говорило
Аржаное жито,
В чистом поле стоя,
В чистом поле стоя:
-Не хочу я,
Аржаое жито,
Да в поле стояти,
Да в поле стояти.
Не хочу я,
Аржаное жито,
Да в поле стояти,
Колосом махати.
А хочу я,
Аржаное жито,
Во пучок взвязаться,
В засенку ложиться.
А чтоб меня,
Аржаное жито,
Во пучок взвязали,
3 меня рожь выбирали.

По материалам книги: "Смоленская земля в памятниках русской словесности" Под редакцией В.В. Ильина.

Смотрите также:

жнивные песни